RSS
23 Жовтень
     
 
Альтернативне банківництво
МОНИТОРИНГ СМИ: Вложиться по шариату. «Денежные мешки» мусульманского мира съедутся в Казань на этой неделе, чтобы решить — инвестировать в Россию или нет

5 июня в Казани стартовал I Международный семинар "Исламские финансы, банкинг и страхование". Семинар, в свою очередь, предваряет беспрецедентную для России Международную инвестиционную конференцию Исламского банка развития — финансового ведомства Организации Исламская конференция (ОИК), где Россия с недавнего времени состоит в статусе наблюдателя.
На конференцию в Казань на этой неделе съедутся "денежные мешки" из Саудовской Аравии и других нефтяных клондайков Ближнего Востока. Помимо президента Исламского банка развития Ахмада Али это топ-менеджеры и владельцы Международного банка инвестиций из Бахрейна, Арабской инвестиционной компании из Кувейта, саудовской металлургической и нефтехимической компании "Галф стил", строительной корпорации "СеидКо" из ОАЭ, Государственной нефтяной компании Саудовской Аравии и много кто еще — всего более 100 банков и компаний. На казанской земле исламский бизнес-десант будут встречать Минтимер Шаймиев, гендиректора "Татнефти" Шафагат Тахаутдинов и КамАЗа Сергей Когогин. Иностранным участникам покажут достижения татарстанской промышленности, а закончится все подписанием соглашения о выделении Исламским банком развития гранта на создание в Казани особой инвестиционно-финансовой компании, соблюдающей нормы шариата.
Последнее обстоятельство особенно важно для арабских шейхов, ищущих новые рынки для вложения своих несметных сокровищ при непременном условии — соблюдении законов шариата.
А законы эти имеют, между прочим, самое непосредственное отношение к финансовой деятельности. Базисом финансовой системы исламского мира является содержащийся в Коране запрет на риба — ссудный процент. Не менее важны тут и запреты на алкоголь, свинину, азартные игры, эротику с порнографией. Если бизнес хотя бы отдаленно с этим связан, то мусульманин не имеет права в нем участвовать. Массу ограничений накладывают и такие нюансы исламского права, как запреты на договор без четко обозначенных последствий (это создает препоны для страхования), на продажу "с отсрочкой", на участие в совместном бизнесе с евреями и прочими немусульманами.
Впрочем, исламское право известно не только строгостью, но и необыкновенной гибкостью. Современные улемы (исламские мудрецы и толкователи законов) отточили искусство казуистики до совершенства, разрешая любое противоречие между шариатом и современной жизнью. В 70-е годы прошлого столетия, когда перед арабскими шейхами возникла серьезная проблема вложения своих нефтяных сверхприбылей, улемами Ближнего Востока была сформулирована теория о том, что исламский банк исходит в своей работе не из стремления получить прибыль для себя, а из благочестивого желания улучшить жизнь всей мусульманской общины (уммы). С точки зрения западных представлений исламский банк больше похож на трастовое общество, инвестиционный или венчурный фонд.
Любопытно, что на Западе становится модным покупать халяльные (дозволенные шариатом) финансовые продукты. По признанию главного управляющего Международного образовательного центра по исламским финансам Агила Натта, 55 процентов всей клиентуры исламских банков — лица, не исповедующие ислам. Наиболее активны исламские банки в тех странах Запада, где к их деятельности адаптировано законодательство. В Великобритании и США, где господствует прецедентное право, дела обстоят намного лучше, чем в странах с более зарегулированным законодательством. В России, например, открыть банк, не выплачивающий процентов по вкладам, как того требует шариат, невозможно.
Правда, наша страна имеет свой опыт исламского банкинга — он весьма скромен и драматичен. В 2004 году международный коммерческий банк "Бадр-Форте Банк", базирующийся в Москве, заявил о стремлении следовать шариату, насколько это возможно в рамках российского банковского закона. Но уже в конце 2006-го ЦБ отозвал у него лицензию, заявив, что клиенты банка провели операции, имеющие признаки сомнительных сделок.
Известный исламовед, профессор Высшей школы экономики Леонид Сюкияйнен признал, что адаптировать исламский банкинг под требования российского законодательства почти невозможно. Помимо бюрократических препон на пути исламских финансовых организаций в России встала банальная исламофобия — контролирующие органы пугает религиозная идентификация исламских банков как таковая.
Но амбиции организаторов форума в Казани велики, они решили скрестить шариат с российской экономикой, не дожидаясь изменений законов или общественного мнения. В успехе предприятия кровно заинтересовано руководство Татарстана, поскольку проводится форум в исполнение меморандума, подписанного в прошлом году Республикой Татарстан и Исламским банком развития ОИК. Появление меморандума свидетельствует, что Россия в некотором смысле делегировала Татарстану свое право представительства в ОИК.
Арабские банкиры, прибывающие на конференцию в Казань, прилагают немало усилий, чтобы найти новые площадки для размещения своих нефтяных сверхдоходов. С одной стороны, Татарстан — республика с преимущественно мусульманским населением и может предоставить им массу не противоречащих шариату вариантов инвестиций. С другой стороны, Татарстан — это часть единого правового поля России, что гарантирует соответствие этих инвестиций российским законам. Понятен и интерес Москвы — через приемлемого для шейхов мусульманского партнера в лице Татарстана можно заманить в российскую экономику миллиарды арабских нефтедолларов, на которые с вожделением смотрит "нехаляльный" Запад. В Казани легче говорить с арабскими инвесторами на их языке — в терминах шариатской экономики. Между прочим, всевозможные намазы и молитвы занимают важное место в официальной программе международной конференции…
Александр Солдатов
ЭКСПЕРТ
Исламские деньги вылечат мировую экономику?
По данным руководительницы Центрального банка Малайзии Зети Ахтар Азиз, глобальный исламский финансовый рынок растет на 20 процентов в год, а его стоимость превысила 1 трлн долларов, включая страховые полисы. Известно, что по шариату, который запрещает процентные сделки, исламские финансовые трансакции всегда должны сопровождаться производственной деятельностью. То есть им не грозят риски, связанные со спекулятивной торговлей. Число исламских финансовых институтов превысило 300 учреждений в 75 странах. Первоначально они были сконцентрированы на Ближнем Востоке, в Африке и Юго-Восточной Азии. Однако в настоящее время ряд исламских банков и управляющих активами распространили свою деятельность на Европу и Северную Америку. Кроме того, большинство крупных международных банков учредили свои шариатские филиалы и открыли у себя шариатские банковские окна.
Особенно быстро среди шариатских финансовых продуктов растут сукуки — среднесрочные облигации, инвестирующие в реальные активы. Они популярны настолько, что спрос на сукуки часто превышает предложение в десятки раз. Сейчас их стоимость составляет около 50 млрд долларов, а к концу текущего десятилетия, по прогнозам, она удвоится. Многие банки рассматривают их как важный инструмент управления своими активами и обязательствами. Причем они выпускаются уже не только исламскими, но и другими эмитентами как в европейских странах, так и в США. Это свидетельствует о растущей интернационализации исламских финансов и повышении их роли на международной арене.
Диверсификация исламских финансовых услуг важна также с точки зрения стабильности финансовых рынков и систем и может оказать оздоравливающее влияние на мировую экономику.
В Европе также растет интерес к исламским финансовым продуктам. Правительство Велико-британии, чтобы получить средства на проведение летней Олимпиады в Лондоне в 2012 году, намерено выпустить на международные рынки исламские облигации сукук. Предполагается, что из 9,3 млрд фунтов стерлингов олимпийского бюджета несколько сотен миллионов фунтов будет покрыто за счет "олимпийских сукуков" (предварительное название облигаций).
Валерий КИСТАНОВ, востоковед, доктор исторических наук, кандидат экономических наук
"ОГОНЕК" июнь 2008 года


 
НОВИНИ