RSS
19 Жовтень
     
 
Альтернативне банківництво
Исламский банкинг хочет в СНГ

Понять точно, какой характер носила конференция – научно-практический или характер бизнес-встречи – трудно. Отвечать на вопросы дотошных журналистов, когда нам ждать появление исламских банков или исламских банковских продуктов в России, функционеры мусульманского финансового мира старались отвечать аки мудрецы из "Тысячи и одной ночи". "Вроде бы тут должны завязаться какие-то бизнес-контакты и начинания", - сообщил нам источник в кулуарах. В резолюции, начинающейся словами "Во Имя Аллаха Милостливого, Милосердного!" одним из пунктов значится необходимость "разработки стандартов исламских финансовых институтов и продуктов для России".
Банкиры Шариата
Первым исламским банком стал египетский "Мит Гамр Бэнк", основанный в 1963 году. Спустя четыре года он был закрыт, а потом возрожден в виде государственного "Насер Соушл Бэнк".
Интереса к России исламские финансовые институты не скрывают. "Во время проведения Всемирного исламского финансового форума было всего десять русскоязычных делегатов: пять представителей Казахстана и пять представителей России. Но, тем не менее, русский язык сделали одним из рабочих языков форума!", - рассказывает президент Исламского культурного центра России Абдул-Вахед Ниязов. – "Президент Малайзии, под эгидой которого и проходил форум, встретился с тремя - четырьмя делегациями, в том числе и с российской. Более того, были предложения провести региональные форумы, и, как известно, следующий Всемирный исламский форум пройдет в Астане, столице Казахстана, а это для зарубежных партнеров тесно связанный с Россией регион. Одним словом, интерес велик. Равно как и интерес с обратной стороны, что не удивительно, если учесть 62% роста, которые получил исламский банкинг за два кризисных года".
Успешность банковских систем исламских государств на фоне кризиса – главный козырь. "Мы не утверждаем, что имеем иммунитет против мирового кризиса, нет. Но, не участвуя, согласно предписаниям Шариата, в чисто спекулятивных рынках, мы больше обезопасили себя и своих клиентов", - говорит доктор Салман Сиед Али (Пакистан) из Исламского Банка Развития. В исламском банкинге нет процентов, нет задолженностей, и, соответственно, нет торговли задолженностями. Не секрет, что длинная цепочка перепродаж долгов по ипотеке и выпуск ценных бумаг под эту торговлю во многом стали причиной ипотечного кризиса в США, давшего старт мировому финансовому пожару. "Торговля задолженностями, порожденная жаждой нажиться на чужом, имеет мульти-эффект. В итоге нынешняя финансовая система мира похожа на опрокинутую пирамиду, где дно – это бесконечно разрастающиеся долги. Ни одно регулирование не справится с такой пирамидой", - продолжает г-н Салман Сиед Али.
Совершенно очевидно, что исламский банкинг особенно активно начал развиваться в последнее время. Если 2002 г. старейший исламский банк DIB (Исламский Банк Дубаи) имел всего 12 отделений в ОАЭ, то в 2008 г. их стало больше 50. DIB вышел на рынки Ирана, Пакистана и Судана. Его активы достигают $86 млрд. По данным DIB исламская финансовая система, насчитывающая еще в 2006 г. $265 млрд капитализации, а в 2008-м миновала психологический рубеж в $1 трлн. В МВФ, правда, исламские активы оценивают куда скромнее — в $500 млрд. Но и это сумма, уже значимая для мировой экономики. Исламскому банкингу неплохо помогают госинвестфонды арабских стран, и львиную долю его роста составляют процессы поглощения традиционных банков на мусульманском Востоке. По расчетам International Islamic University of Malaysia, в 2010 г. доля исламских банков будет составлять около 20% на рынке мусульманских стран.
Первым исламским банком стал египетский "Мит Гамр Бэнк", основанный в 1963 году. Спустя четыре года он был закрыт, а потом возрожден в виде государственного "Насер Соушл Бэнк". Затем исламские банки появились в Малайзии, Филиппинах, Бахрейне и далее по свету. На Западе первый исламский банк, "Исламик Бэнкинг Систем" (теперь — "Исламик Файнэнс Хаус"), появился в Люксембурге в 1978 году. Ведущие западные банки уровня "АБН Амро" или "Сосьете Женераль" уже давно имеют в своем составе исламские подразделения. Особе распространение исламский банкинг получил в Великобритании (HSBC Amanah и UK'Islamic Bank of Britain). Серьезные планы и заделы имеет Исламский Банк Развития (крупная международная структура) в Казахстане. С нынешнего года исламские методы начали внедряться в банковской системе Киргизии.
Никаких процентов, ради Аллаха Милостливого!
Исламский банкинг от прочего отличается беспроцентной основой. Известно, что ростовщичество не приветствуется не только в исламе, но и христианстве. Однако, несмотря на то, что христианство было вооружено всесильной схоластикой, оно не удосужило себя придумыванием новых приемов прибыли, и первые банкиры, рыцари-тамплиеры, мало чем отличались в своей внешнеэкономической деятельности от венецианских купцов – иудеев. Затем, как известно, финансовая система развивалась независимо от Церкви, хотя церковные банки существуют и по сей день, и этические аспекты кредитного механизма их не беспокоят. Исламские же банкиры решили не нарушать заветы своей религии и отказались от процентов вовсе. Конечно, не отказавшись от прибыли. Были разработаны несколько типов договорных отношений между банкиром и клиентом.
Если заключается договор Мудараба, банк предоставляет капитал, а партнер (клиент) инвестирует его в свой бизнес и прилагает свои трудовые ресурсы, умения и опыт. При этом банк участвует в распределении прибыли и убытков, контролирует использование денежных средств и дает рекомендации по ведению бизнеса и использованию средств.
Договоры Шарика и Мушарака предназначены для компаний, имеющих несколько совладельцев, которые вносят свою долю деньгами, недвижимостью, имуществом, ценными бумагами. Прибыль распределяется согласно участию в капитале. Исламский банкинг гордится тем, что несет риски вместе со своим клиентом. Правда, Шарика допускает  перераспределение прибыли по договоренности сторон, но убытки, если они последовали, строго пропорциональны вкладам каждого. Заключая договорные отношения Шарика, банк финансирует производство, строительство, торговлю и другую экономическую деятельность, не противоречащую нормам Шариата. А договор Мушарака – это форма партнерства на основе договора Шарика, долевое совместное финансирование, в котором созданная фирма  обещает постепенно выкупать долю банка.
Договорные отношения Истиснаа регулируют совместную деятельность продажей имущества, которое должно быть произведено и передано заказчику после завершения работы. Предметом договора Истиснаа - несуществующий на момент заключения сделки товар или недвижимость.
Не Мурабахой единой…
Особенно любят исламские банкиры договорные отношения Мурабаха (в переводе с арабского – перепродажа). Они представляют собой договор купли-продажи между продавцом и покупателем по согласной цене, которая включает и прибыль от реализации. Исламский банк покупает сырье или оборудование от имени покупателя, а потом перепродает ему же но по повышенной цене, зарабатывая на разнице. Клиент-покупатель выплачивает сумму целиком или по частям. По общему правилу покупатель может отказаться от покупки, и банк не имеет права наказать его штрафом. Но в последнее время банки требуют заключения дополнительных соглашений, обязывающих клиента выкупать товар, сырье или оборудование. Именно в связи с этим, как рассказал на Конференции кандидат юридических наук, специалист по исламской экономике Ренат Беккин, "некоторые специалисты по исламской экономике называют такую Мурабаху фиктивной". Не смотря на то, что в целом Мурабаха отвечает этике Шариата (или, как полагают некоторые европейские экономисты, просто обходит ее), сильное предпочтение этому виду договорных отношений со стороны исламских банков заставляет регуляторные силы исламского финансового рынка ограничивать его. По данным CIBAFI, приведенным Ренатом Беккиным, в 2006 году 57% всех операций исламских банков в мире осуществлялось на основе Мурабахи, а в некоторых исламских странах этот показатель зашкаливает за все 90%.
Первый и на данный момент последний исламский банк в России был закрыт распоряжением Центробанка именно в связи с обвинениями по осуществлению транзакций террористических денежных потоков. Это был банк Бадр-Форте.
Традиционное банковское законодательство запрещает банкам осуществлять торговую деятельность, и применение принципов Мурабахи, таким образом, например, в России не возможно. Парадоксы эпохи постмодерна и глобализма: западный мир, спасая клиентов от засилья подлинной и ложной Мурабахи, заставляет точнее соответствовать Шариату деятельность исламских банков.
На Конференции по исламскому банкингу вопрос законодательства обсуждался отдельно и с особенным неравнодушием. Великобритания уже поменяла свои законы, разрешив быть и работать исламским банкам. России пока до этого далеко, грустно констатировали участники. О том, что пора внедрять новшества в законы, чтобы они позволили финансовым институтам работать в соответствии с исламскими финансовыми нормами, заявил полномочный представитель России в Организации Исламская конференция Камиль Исхаков.  В том же духе высказался и член экспертного совета МИД, доктор юридических наук Леонид Сюкияйнен: "Следует изучать российское законодательство и понять, что требуется изменить. Хотя функционирование исламских финансовых институтов возможно и в нынешних условиях, нужно только принять соответствующий закон". На "некоторых изменениях в законодательстве", должных привлечь инвестиционные потоки, настаивает и доктор Салман Саид Али.
"Банк-Банк!" вместо "Bang-Bang!"
Исламофобия занимает не последнее место в череде препятствий для экспансии исламского банкинга. Не только для большинства обывателей, но и для большинства чиновником такие понятия как Шариат и халяльная деятельность неизменно ассоциируются с терроризмом, фундаментализмом и маджахедами. Но международная практика показывает, что мусульмане умеют не только стрелять во имя Аллаха, но и, памятуя его имя, вести вполне мирное процветающее банковское дело.
Первый и на данный момент последний исламский банк в России был закрыт распоряжением Центробанка именно в связи с обвинениями по осуществлению транзакций террористических денежных потоков. Это был банк Бадр-Форте, не уведомивший в 2006 году Росфиннадзор о четырех своих транзакциях. В кулуарах ходят слухи, что действительной причиной закрытия первого исламского банка в России было совпадение интересов Госдепартамента США, который якобы направлял соответствующее письмо покойному ныне зампреду ЦБ Андрею Козлову, и некоторых российских финансово-промышленных структур, стремящихся к контролю за ВПК, с рядом организаций коего у Бадр-Форте существовали и осуществлялись совместные проекты. Проблемы у Бадр-Форте начались сразу после информации о том, что в число акционеров банка войдет гигант международной финансовой системы  - Исламский Банк Реконструкции и Развития. Как бы то ни было, с тех пор у ЦБ довольно прохладное отношения к исламскому банкингу. На данный момент Исламский Банк Развития только осуществляет некоторые совместные проекты в Москве, Казани и Саратове, направленные, осуществляемые, в основном, в рамках культурно-социальной деятельности.
Экономист-востоковед Владимир Дергачёв, выступивший на Конференции с докладом "Перспективы установления сотрудничества между традиционным и исламскими финансовыми институтами в России", среди факторов "против" перечислил боязнь ислама, отсутствие или недостаток знаний в этой области, оппозицию местных властей, финансовую неграмотность населения и отсутствие доверия к банкам. За, по мнению участник мероприятия, играют традиционная связь между Россией и мусульманским Востоком и разразившийся мировой финансовый кризис, еще раз напомнивший о необходимости диверсифицировать риски не только грамотным составлением кредитного портфеля, но и многосторонним сотрудничеством с разными партнерами, имеющими разные подходы к экономической деятельности. Вероятно поэтому пока и исламский банкинг, и российская деловая сфера заняли позицию выжидания и пристального наблюдения друг за другом.
Нестор Петренко


19.03.2009


http://ibk.ru/49897.html


 
НОВИНИ