RSS
19 Листопад
     
 
Новини АУБ
“У разных групп банков совершенно не похожие экономические интересы”
bondar.jpg“У разных групп банков совершенно не похожие экономические интересы”, — считает Владимир Бондарь, первый вице-президент Ассоциации украинских банков
В последние несколько лет конфликт интересов иностранных банков, представленных на нашем рынке, и отечественных финучреждений еще больше обострился.
Представители крупных иностранных банковских групп часто обвиняют своих украинских коллег в нечестном ведении бизнеса, коррупционных связях с НБУ, отмывании “грязных” денег и прочих грехах.
В свою очередь, руководители некоторых украинских банков считают, что иностранный капитал в нашей стране через финучреждения лоббирует интересы глобальных корпораций и крупных импортеров, чтобы “задушить” отечественного производителя, который так и не успел встать на ноги.
Это многолетнее противостояние привело к расколу и в рядах Ассоциации украинских банков (АУБ; объединяет 117 из 185 существующих в стране банков). Из состава этой старейшей банковской организации Украины уже вышли несколько крупных банков с иностранным капиталом.
И это неудивительно, так как руководство АУБ в последнее время чуть ли не во всех проблемах на банковском рынке склонно винить именно банки с иностранным капиталом (таковых в Украине более 40). Похоже, в АУБ не боятся, что в итоге ее покинут все иностранцы.
О валютном кредитовании
— Недавно состоялась встреча руководст¬ва АУБ с председателем НБУ Сергеем Арбузовым. В частности, обсуждалась тема валютного кредитования (см. БИЗНЕС №3-4 от 24.01.11 г., стр.28-30). Какова позиция регулятора в этом вопросе?
— Как мы знаем, с 1 января этого года де-юре закончился запрет на кредитование физлиц в иностранной валюте (мораторий содержался в антикризисном Законе №1533 от 23.06.09 г. “О внесении изменений в некоторые законы Украины в целях преодоления негативных последствий финансового кризиса”. — Ред.).
Позиция регулятора в этом вопросе не изменилась — кредитование в валюте может осуществляться только в отношении субъектов, имеющих доходы в соответствующей валюте. Более того, председатель НБУ заявил, что такой запрет должен быть продлен минимум до 2016 г.
Сейчас в парламенте находится законопроект №7351 “О внесении изменений в некоторые законодательные акты относительно защиты прав кредиторов и потребителей финансовых услуг”, которым вводится бессрочный запрет на кредитование в валюте физлиц.
Насколько мне известно, этот документ согласован с руководством НБУ и, скорее всего, будет поддержан депутатами. АУБ также поддерживает подобные ограничительные шаги. Мы категорически против кредитования в иностранной валюте. Подобная практика уже привела к чрезмерной долларизации банковского сектора.
Примерно 50% валюты баланса всех банков номинировано в иностранных денежных единицах. Это абсолютно не нормально. Регулятор попросту теряет контроль над такими активами, так как может влиять только на национальную денежную единицу.
— Очевидно, что долларизация экономики и банковской системы обусловлена спросом на валюту со стороны населения и предприятий, и административными методами эту проблему вряд ли удастся решить…
— Действительно, решить эту проблему не так просто. Есть очень много объективных и субъективных факторов, которые необходимо учитывать. Один из них — это недоверие к национальной денежной единице. К сожалению, наши граждане предпочитают держать свои сбережения в свободно конвертируемой валюте.
Кроме того, иностранные банки, представленные в Украине, фондируют свои дочерние структуры исключительно в иностранной валюте, и эти банки, в свою очередь, заинтересованы в выдаче именно валютных кредитов. При этом все валютные риски они перекладывают на плечи заемщиков.
— Каким образом устранить это противоречие? Если банк привлек валюту у населения, то почему он не может выдать кредит в этой же валюте?
— Это непростой вопрос. Но в АУБ все же придерживаются позиции, что валютное кредитование населения должно оставаться под запретом. До начала кризиса некоторые банки в погоне за долей рынка слишком агрессивно навязывали заемщикам кредиты в долларах и евро.
В итоге, из-за девальвации гривни почти на 60% валютные заемщики получили дополнительную долговую нагрузку в виде курсовой разницы в размере 180 млрд грн.
Не стоит также забывать о курсовых разницах, которые возникли по внешним займам (речь идет примерно о $40 млрд), полученным корпоративным сектором из-за рубежа напрямую.
— И все-таки, куда банкам девать привлеченную валюту?
— На упомянутой встрече Сергей Арбузов заявил, что Нацбанк уже разрабатывает различные механизмы, чтобы расширить инструментарий использования валюты банками.
В частности, рассматривается возможность проведения так называемых операций СВОП (от англ. SWOP — сделка по продаже валюты с обязательством ее обратного выкупа. — Авт.). При этом продавцом валюты будет выступать коммерческий банк, а покупателем — НБУ.
О мелких банках
— Как известно, Сергей Арбузов поддерживает негласное требование МВФ и Всемирного банка (ВБ) о ликвидации в Украине мелких финучреждений (см. БИЗНЕС №1-2 от 17.01.11 г., стр.30-32). Что он вам сказал по этому поводу?
— Данное требование международных финансовых институтов, действительно, негласное. Хотя даже в официальных документах эти организации делают весьма прозрачные намеки по этому поводу.
Например, в Меморандуме об экономическом развитии, подготовленном Всемирным банком, записано, цитирую: “большое количество мелких банков не может обеспечить эффективное посредничество в условиях снижения уровня национальных сбережений” и т.д. МВФ и ВБ уже давно выступают за активизацию концентрации и консолидации на банковском рынке.
На одной из наших встреч заместитель председателя НБУ Игорь Соркин (курирует банковский надзор. — Ред.) заверил, что Нацбанк не ставит перед собой задачу убрать с рынка мелкие банки.
В свою очередь, Сергей Арбузов еще в должности первого заместителя председателя НБУ говорил, что понимает проблемы этого сектора, так как сам совсем недавно работал в мелком банке. Тем не менее мы отдаем себе отчет, что международные организации будут оказывать давление на новое руководство НБУ.
— Нацбанк еще летом прошлого года своим постановлением №273 запретил банкам с регулятивным капиталом менее 120 млн грн. наращивать объемы депозитов физлиц. В свою очередь, АУБ в суде пытается отменить эту норму. Почему Ассоциация, вместо того чтобы решать проблемы своих членов за столом переговоров, пошла на открытую конфронтацию с регулятором?
— Мы пытались найти общий язык с регулятором еще до того, как подали в суд. Но в то время как раз шли переговоры с МВФ о продлении кредита stand by.
Я считаю, что именно этот фактор сыграл решающую роль: в НБУ не захотели идти на уступки мелким банкам, так как правительство могло остаться без денег МВФ.
Нам до сих пор непонятна логика регулятора в этом вопросе. Почему, чтобы полноценно функционировать, банк должен наращивать регулятивный капитал до 120 млн грн., если в Законе “О банках и банковской деятельности” минимальный уставный капитал для банков закреплен на уровне 75 млн грн.?
 При этом регулятивный капитал, как правило, несущественно отличается от уставного. Более того, для вновь созданного банка эти два показателя равны.
Получается, если сейчас зарегистрировать банк с минимальным уставным фондом в размере 75 млн грн., он не будет иметь права привлекать депозиты. Поэтому мы считаем, что постановление №273 явно противоречит закону.
— Намерено ли новое руководство НБУ и дальше оспаривать решение суда, которым признаны незаконными требования этого документа?
— Насколько мне известно, Нацбанк все же подал апелляцию на решение суда. По всей видимости, регулятор будет идти до конца в этом споре.
И, к сожалению, доказывать свою правоту он собирается не только в суде, но и при помощи административного давления на те банки, которые выступают в качестве истцов. Как известно, изначально в суд обратились 10 финучреждений, некоторые из них уже вышли из этого процесса.
— В парламенте в первом чтении принят законопроект №884, в частности, устанавливающий минимальный размер уставного капитала банка на уровне 500 млн грн. Это, по сути, перекрывает доступ на банковский рынок новым игрокам. Кому выгодно такое нововведение? Кто его лоббирует?
— Данный законопроект в первом чтении был принят еще в 2007 г. В той редакции документа минимальный уставный фонд для банков составлял 100 млн грн. Согласно Регламенту ВР, базовые положения законопроекта не могут меняться ко второму чтению. Тем не менее в документе вдруг появилась норма об увеличении минимального уставного фонда до 500 млн грн.
После этого появилось письмо на имя председателя Комитета ВР по вопросам финансов и банковской деятельности Александра Пеклушенко, подписанное тогда еще первым заместителем председателя НБУ Сергеем Арбузовым, в котором он прямо говорит, что предложенная редакция законопроекта №884 согласована с МВФ и Всемирным банком.
А выгодно это, конечно же, в первую очередь крупным банкам с иностранным капиталом, которые, похоже, и лоббируют через руководство НБУ принятие этого законопроекта.
В частности, некоторые представители иностранных банков уверены, что высокие ставки по депозитам у нас сформировались из-за ценовой политики мелких банков, а это, в свою очередь, якобы вынуждает банки держать высокие ставки и по кредитам.
Но это надуманная аргументация. Когда-то мы уже слышали тезис о дешевых ресурсах, привлеченных от материнских структур, но дешевых кредитов почему-то не было…
В той же Европе, чтобы создать банк, достаточно внести в уставный фонд всего EUR5 млн — почти в 10 раз меньше, чем предусмотрено этим законопроектом для Украины.
Больше всего в данном законопроекте нас настораживает отсутствие гарантий для продолжения деятельности уже функционирующих более чем 120 коммерческих банков, собственный капитал которых не превышает 500 млн грн.
Ведь ни для кого не секрет, что показатель “минимальный размер уставного фонда” всегда являлся ориентиром для установления минимальных требований к размеру регулятивного капитала действующих банков.
Если эта традиция сохранится после принятия законопроекта в предложенном виде, это неизменно приведет к вытеснению с рынка небольших нормально функционирующих банков с национальным капиталом. Практически установится доминирование банков с капиталом иностранного происхождения.
О фрагментации
— В своем скандальном письме и аналитической записке к нему, которые вы адресовали Президенту Украины Виктору Януквоичу, АУБ чуть ли не во всех проблемах на банковском рынке обвиняет банки с иностранным капиталом. Не боитесь, что в итоге все они, включая банки с российским капиталом, покинут ряды Ассоциации?
— Я бы не назвал эту аналитическую записку скандальной. Все содержащиеся в ней выводы подтверждены официальной статистикой.
Что касается выхода из Ассоциации банков с иностранным капиталом — нет, не боимся. Мы считаем, что именно иностранные банки стимулировали неадекватный потребительский спрос за счет валютного кредитования населения.
Мы убеждены, что основное предназначение фин¬учреждений — это все-таки кредитование экономики. Я бы не сказал, что мы обвиняем конкретные банки в том, что в финансовом секторе сложилась такая ситуация. Мы выступаем против государственной политики, проводимой в последние годы.
Как показала новейшая история, доступ иностранного капитала на банковский рынок все же должен быть ограничен. Чрезмерное присутствие иностранного капитала угрожает экономическому суверенитету. Но поезд ушел.
Украина — уже член ВТО, поэтому ограничить присутствие внешних инвесторов мы не сможем, нужно искать иные подходы для регулирования деятельности таких банков в нужном для национальной экономики направлении.
— В том же письме к Президенту Украины вы впервые употребили понятие фрагментации банковской системы в зависимости от происхождения капитала. Это напоминает деление на сорта или на белых и красных и т.д. С какой целью это было сделано?
— Этим мы хотели продемонстрировать, что у разных групп банков совершенно не похожие экономические интересы. Например, западные финучреждения в основном сосредоточены на кредитовании розницы. А это, по сути, кредитование импорта и иностранных товаропроизводителей. В свою очередь, госбанки занимаются кредитованием госмонополий.
Что касается российских банков, то их особенность в том, что это в основном государственный капитал, и сейчас мы наблюдаем предпосылки к тому, что данный инвестор может стать господствующим на нашем рынке.
Мы хотели донести это до высшего руководства страны, чтобы совместно искать возможные пути выхода из данной ситуации.
— Да, но у нас все банки являются резидентами Украины и работают по законам Украины…
— Тем не менее собственники этих банков — нерезиденты. И они разрабатывают стратегию их поведения на нашем рынке. Но их цели не всегда совпадают с интересами нашей экономики.
— Как известно, из АУБ уже вышли такие крупные финучреждения с иностранным капиталом, как Укрсоцбанк, “Райффайзен Банк Аваль”, подали заявку на выход и “ОТП Банк”, УкрСиббанк, “ВТБ Банк”. Такое впечатление, что АУБ постепенно превращается в клуб мелких банков…
— Почему мелких? Членами АУБ являются три самых крупных банка страны — ПриватБанк, Ощадбанк и Укрэксимбанк, а также другие крупные банки. Мы — Ассоциация банков, которые работают в интересах Украины. 


БИЗНЕС №5(940) от 31.01.2011
Алексей Комаха

http://www.business.ua/articles/action_faces/U_raznyh_grupp_bankov_sovershenno_ne_pohozhie_ekonomicheskie_interesy-10505/?sphrase_id=37246
2011-02-01
 
НОВИНИ