RSS
25 Листопад
     
 
Архів
«Извините, мы – не колхозы» ("proUA", 27 июня 2003)

Президент АУБ А.Сугоняко об экономическом диссидентстве, о бизнесе и политике, о новациях в банковской сфере

ProUA: - Александр Анатольевич, Вы практически первый, кто проблему легализации теневых доходов трактует как реабилитацию экономического диссидентства. Думается, многим членам Ассоциации украинских банков эта тема близка, не так ли?
А.Сугоняко: - «Экономическое диссидентство» сформировалось во времена социалистической административной системы хозяйствования, не воспринимавшей людей с бизнес-мышлением. В те времена люди, которые сегодня проявили свои способности к бизнесу, были изгоями. Да, некоторые занимались валютными делами, устраивали подпольные цеха, попадали за это в тюрьму…

Советская власть не давала им свободы деятельности, но и нынешняя свобода при нынешней власти весьма относительна. Потому что если ты хочешь существовать как бизнесмен, то вынужден делиться с нынешней государственной бюрократией, которая, по сути, является порождением советских времен. Так что свое отношение к власти я не скрываю. Это пост-советская, пост-колониальная власть. При советском режиме эти люди создали условия для возникновения теневой экономики, и именно им, по большому счету, она сейчас выгодна, так как дает возможность «кормиться» от нее.

Говоря о так называемых «олигархах», хочу заметить вот что. Я далек от того, чтобы их во всем оправдывать. Но нельзя не отдавать должное способности того или иного человека функционировать в качестве бизнесмена. Представьте, например: у кого-то есть способность к рисованию – а ему не дают рисовать. То же самое и здесь…

Экономике нужны деньги, эти деньги есть у определенных людей, которые, в силу сложившихся обстоятельств, вынуждены работать либо «в тени», либо за рубежом. Эти средства необходимо легализовать путем создания в Украине прозрачной экономической системы. Сейчас, когда первичное накопление капитала завершено, капитал этот должен приносить прибыль. Это чувствуют и владельцы крупных средств, и собственники тех или иных основных производственных фондов. Например, для обновления устаревшего оборудования у них, при всех их миллиардах, не хватает средств. Они знают, что могли бы привлечь их на международных рынках в виде инвестиций, но для этого стране нужна прозрачная, детенизированная и легализованная экономика.

Поэтому я считаю, что реабилитация «экономических диссидентов» соответствует системным интересам банковских кругов, а, по большому счету – и национальным интересам.

ProUA: - Кстати, если уж речь зашла о национальных интересах: известно, что наименее охотно кредитуется сельское хозяйство, хотя и не без оснований – слишком много рисков. В то же время, агросектор, как никакой другой, нуждается в кредитах…

А.Сугоняко: - Знаете, на самом деле, сельское хозяйство – это Клондайк для Украины. Наши кредитные отношения с агробизнесом начались в 2000 году, при премьерстве Виктора Ющенко. Сначала объемы ссуд были небольшие – менее 1 млрд. по всей стране. Это при том, что ни одной гривны из бюджета не было выделено на сельское хозяйство. Как ни странно, но 98% этих кредитов были возвращены! В 2001-2002 годах уже имела место жесткая конкуренция за возможность кредитования села, а объемы его возросли в несколько раз. Этому способствовало выделение Кабмином бюджетных средств на уменьшение процентной ставки вполовину.

Поэтому у нас очень хорошая история кредитования сельского хозяйства. Есть, конечно, трудности, связанные с бюрократизацией управления, отсутствием прозрачных правил игры и нормальной работы бирж сельскохозяйственной продукции. Но, думаю, это все поправимо.

ProUA: - Александр Анатольевич, в 2004 году начнутся президентские выборы. Каким образом Ассоциация украинских банков будет решать вопрос «с кем быть»?

А.Сугоняко: - Когда-то в 1994 году (я уже тогда был главой Ассоциации и еще депутатом парламента) ко мне подошел кандидат в Президенты, который потом стал Президентом, и спросил: «С кем ты, Александр?» Мы с ним, кстати, земляки – оба из Черниговской области, Новгород-Северского района. Я ответил: «С Президентом». Он так понял, что я – с Л.Кравчуком. А я никогда в команде Кравчука не был. Я имел в виду, что, как президент АУБ, буду с тем Президентом, которого выберут.

Наша деятельность является принципиально внеполитической. Президенты приходят и уходят, а банковская система остается. И Ассоциация украинских банков остается. Она не может быть инструментом политической борьбы.

В 1999 году, когда шла подготовка к очередным выборам главы государства, мне позвонили: готовь заявление в поддержку конкретного кандидата в президенты. Пришли из администрации Президента, началось давление – я им показываю устав АУБ, объясняю, что мы не политическая организация и не имеем права принимать политические решения, что каждый банк, каждый человек делает свой выбор самостоятельно. Меня тогда представитель администрации спрашивает: а что, колхозы – политические организации? Они ведь принимают решения в поддержку президента. Я им отвечаю: извините, мы - не колхозы.

Через пару дней нас с тогдашним главой НБУ пригласили к Президенту. У нас, кстати, был нормальный разговор, и я объяснил, что должна быть в Украине структура, которая не занимается политикой, а занимается конкретным делом.

С другой стороны, когда были проблемы с коррекцией законодательства Украины по борьбе с отмыванием денег по требованию FATF, мне говорили: ты что, не знаешь, что Президент виноват, что он тянет волынку? ты не мог «наехать»? Извините, говорю, ребята, «наезжайте» вы – вам за это деньги платят. Моя ответственность лежит в плоскости деятельности системы коммерческих банков. И я знаю, что решение FATF о прекращении операций с банковской системой Украины чревато опасностью для страны. И мне нужно добиваться, чтобы этого не произошло.

Я, как Александр Сугоняко, могу высказать критические замечания по поводу политики Президента. Но я не должен это говорить как президент Ассоциации украинских банков.

Так что Ассоциация – вне политики. Хотя, с другой стороны, как мы можем добиваться принятия необходимых для нас решений? Очевидно, что мы должны сотрудничать со всеми парламентскими фракциями. У нас сегодня хорошие отношения и с коммунистами, и с «Нашей Украиной», и с «Трудовой Украиной», и с «Регионами»… Мы представляем системные интересы, поэтому стремимся дойти до каждого.

И это дешевле обходится. Одно дело – заплатить депутату десять тысяч, чтобы проголосовал «как надо», другое – пояснить, что 1%-й сбор с валютных операций в Пенсионный фонд нужно отменить, дабы вывести из тени миллиарды долларов. Мы и далее будем работать прозрачно, открыто и честно – по европейским стандартам. Так, как и прописано в нашем уставе.

ProUA: - И напоследок: каких инноваций в работе с клиентами стоит ожидать от банков – членов Ассоциации в ближайшей перспективе?

А.Сугоняко: - В последнее время банки все активнее занимаются кредитованием физических лиц – потребительским, ипотечным. Они берут на себя обслуживание коммунальных платежей, внедряют расчетные карточки. Все это будет развиваться и далее.

Кроме того, следующие четыре года, я считаю, у нас будут годами развития фондового рынка. В Украине возможен инвестиционный бум, и для этого необходимо позаботиться о развитии фондовой инфраструктуры. В перспективе это даст банкам возможность предоставлять услуги своим клиентам в качестве фондовых посредников, обслуживающих оборот их корпоративных облигаций. Мы можем помогать выходить на рынок и физическим лицам, с тем, чтобы они могли приобретать облигации корпораций, которые будут развиваться. Совместно с Нацбанком мы уже ведем работу в этом направлении, начиная от государственных ценных бумаг и заканчивая векселями и корпоративными облигациями.

Второе направление – создание национальной электронной платежной системы. Она давно уже разрабатывается в Национальном банке на базе одной из систем, являющейся наилучшей в Европе. Эта идея уже поддержана Президентом и правительством. В случае ее реализации мы выходим на систему «электронных денег», важнейший элемент которой – пластиковая карточка – способна выполнять массу различных функций: от расчетных до идентификационных. Вплоть до того, что в карточке могут содержаться данные о вашем здоровье, паспортных данных и т.п. Главное же в системе электронных платежей то, что она позволяет избавиться от наличных денег как таковых.

В Украине сейчас нет объективных препятствий для внедрения национальной электронной платежной системы. Кроме одного – отсутствия денег. Но можно привлечь инвестиции. И на каком-то этапе эта система станет самоокупаемой за счет своей масштабности. Кстати, этот проект уже реализуется в Одессе, в Донецке, на железнодорожном транспорте. И его внедрение сулит значительные выгоды всей национальной экономике…

www.proua.com (27 июня 2003)

Пошук
НОВИНИ