RSS
24 Листопад
     
 
Архів
БАНКИ НЕ ПРОСЯТ ЛЬГОТ – ПРОСЯТ ТОЛЬКО ЗАКОНОВ

ВОЗМОЖНОСТИ БАНКОВСКОЙ СИСТЕМЫ ЗАМЕТНО ОПЕРЕЖАЮТ ВОЗМОЖНОСТИ ЭКОНОМИКИ СТРАНЫ, СЧИТАЮТ УЧАСТНИКИ ВСТРЕЧИ ЗА «КРУГЛЫМ СТОЛОМ», ОРГАНИЗОВАННОЙ АССОЦИАЦИЕЙ УКРАИНСКИХ БАНКОВ И ГАЗЕТОЙ «ЗЕРКАЛО НЕДЕЛИ»
 
  Виталий КУКСА

Отношение общества и политикума к банковской системе сегодня весьма неоднозначно. С одной стороны, мы ежечасно ощущаем ее необходимость: времена расчетов «налом» ушли в прошлое, и экономическая жизнь страны окончательно «завязана» на услуги банков. С другой – качество работы банков, по отзывам клиентов, часто оставляет желать лучшего, а подавляющее количество населения страны по объективным и субъективным причинам так и не пользуется банковским сервисом. С одной стороны, слышны «восторги» по поводу темпов роста капитализации и объемов кредитования, с другой – милицейские и прокурорские сводки о преступности в финансовой сфере. Какая же из оценок представляется более объективной? Что нужно для повышения конкурентоспособности украинских банков и укрепления их роли в экономическом развитии страны?

Об этом и многом другом говорилось на «круглом столе», состоявшемся в понедельник в Ассоциации украинских банков. Его участниками стали руководители крупнейших отечественных финансовых учреждений и журналисты еженедельника «Зеркало недели».

Банковскую систему представляли: председатель Национального банка Украины Сергей ТИГИПКО, председатель комитета ВР по вопросам финансов и банковской деятельности Сергей БУРЯК, президент Ассоциации украинских банков Александр СУГОНЯКО, председатели правлений: банка «Аваль» — Александр ДЕРКАЧ, Приватбанка — Александр ДУБИЛЕТ, Ощадбанка — Анатолий ШАПОВАЛОВ, Укрсоцбанка — Борис ТИМОНЬКИН,
ВАбанка — Юрий БЛАЩУК, Укрпрофбанка — Леонид МИЛЕВСКИЙ, «Кредитбанка (Украина)» — Степан КУБИВ, первый заместитель председателя правления Укрэксимбанка Василий СЛУЧ и заместитель председателя правления Проминвестбанка Тамара ШУЛЬЖЕНКО.

От «Зеркала недели» в работе «круглого стола» приняли участие главный редактор Владимир МОСТОВОЙ, журналисты отдела экономики Наталия ЯЦЕНКО, Игорь МАСКАЛЕВИЧ и Виталий КУКСА, а также давний автор газеты, эксперт Центра политических и экономических исследований имени А.Разумкова Александр БАРАНОВСКИЙ.

О законодательной базе и ее совершенствовании

— Наша встреча проходит в канун парламентских слушаний о состоянии банковской системы страны. Какие, на ваш взгляд, вопросы вызовут наибольшую дискуссию?

Сергей Тигипко: — Действительно, считанные дни остались до 2 апреля, когда состоятся парламентские слушания по проблемам законодательного обеспечения банковской деятельности. В связи с этим попробую сформулировать, чего бы банки хотели от депутатов.

Если взглянуть на показатели развития банковской системы, видно, что она развивается быстрее, чем экономика Украины в целом. Сегодня от работы банков зависит все больше и больше. Я часто привожу такой пример. Сколько мы рассчитываем получить в этом году прямых иностранных инвестиций — 750 млн. долларов, или 4,2 млрд. гривен. А кредитные вложения всех украинских банков, по нашим расчетам, достигнут 52,4 млрд. гривен (в прошлом году — 41 миллиард). Это те кредитные ресурсы, которые предоставляются украинским предприятиям и населению. Как видим, цифры убеждают, что надеяться следует на банковскую систему. Поэтому первое, о чем бы мы хотели попросить Верховную Раду, — это помочь нам снизить риски, возникающие в связи с ростом кредитного портфеля.

Прежде всего необходимо принять пакет документов о защите прав кредитора. Идея очень проста: если банк дал деньги и взял залог, он должен иметь возможность легко и быстро забрать этот залог и реализовать его. Чтобы получить свои деньги и продолжать нормальную работу. А собственность, в свою очередь, перейдет к более эффективному владельцу.

Второе. Мы настаиваем на введении моратория хотя бы на два года по налогообложению дохода физлиц по депозитным вкладам. Во-первых, 5% не предусматривались в бюджете. Во-вторых, мы имеем хорошую динамику по кредитным ставкам: в начале года — 21, 8 % в гривне, теперь — 17,6%. Если введем налогообложение доходов от депозитов, ставка неминуемо вырастет. В-третьих, 87% вкладов — это вклады в размере менее 1,5 тысячи гривен. Понятно, что их владельцы — люди с невысоким достатком, держат эти деньги на «черный день», то есть в основном пенсионеры, студенты. Нужно ли их обложить еще и пятипроцентным налогом? Я не вижу в этом логики — ни социальной, ни экономической, ни политической. С экономической же точки зрения, мы можем больше потерять, если разрушим динамику снижения кредитных ставок.

Еще один важный аспект – увеличение объемов и удешевление кредитов для населения. Это требует значительного массива изменений, в первую очередь, законодательных. По нашим расчетам, нужно принять 62 решения.

И, наконец, третья позиция, по которой нам нужна помощь ВР. Мы говорим об ипотеке. Нужно четко понимать: впереди 2005 год, возможность купли-продажи земли. К тому времени нам необходимо не только подготовить законодательство, но и наработать инструментарий и определенный опыт. Когда говорим об ипотеке, в первую очередь подразумеваем кредитование населения под покупку жилья. Продолжается эксперимент банка «Аркада», мы видим его плюсы и минусы. Сейчас обобщаем этот опыт, так как этот эксперимент уже можно распространять на всю страну. То есть давать возможность банкам серьезнее влиять на этот рынок.

Для того, чтобы привлечь внимание к этим проблемам, и проводятся парламентские слушания. Необходимо серьезная деловая дискуссия, генерация новых рациональных идей. Только так достигнем необходимого прогресса.

Если сейчас пойти навстречу банковскому сектору, немного ему помочь, то он обязательно даст отдачу — двойную, тройную. Для реального сектора экономики, для населения. И мы же не просим себе льгот — просим только законов.

— А чем намерен помогать банкам сам НБУ? Какие меры предусмотрены недавно разработанной Комплексной программой развития банковской системы на 2003—2005 годы?

Сергей Тигипко: — Со стороны Нацбанка — это прежде всего дерегуляция, уменьшение объема отчетности. Мы хотим сократить его на треть. Ждем решений Минюста. Далее — постепенная валютная либерализация. В частности — на рынке банковских металлов. Я уверен, что это будет интересно и украинцам, и банкам. Деньги заработают на экономику, а не будут храниться в «чулках».

Второе – меры по обеспечению прозрачной работы системы. Я уже подписал приказ о том, что отчеты банков за 2003 год должны быть подготовлены по международным стандартам. В ближайшее время банки получат полный пакет документов: образцы приказов, инструкции, в которых прописано, какая работа должна проводиться в связи с выполнением мероприятий по FATF. А с 10 июня начинаем проверки выполнения этих требований всеми филиалами и всеми банками. Наша цель – выйти из «черного списка».

И третье. Сегодня нужно переходить от классической системы проверок к надзору, основанному на системе управления рисками.

Вот часть мер Нацбанка по созданию условий, при которых банковская система сможет эффективно развиваться.

— Каков сегодня уровень готовности пакета «банковских» законов?

Сергей Буряк: — Две недели назад на заседании комитета ВР по финансам и банковской деятельности мы рассмотрели весь пакет проектов законов, касающийся регулирования деятельности Нацбанка, комбанков и т.д., всего более 10 проектов. То, что говорилось об ипотеке, — архиважно: такой сегмент рынка, как банковская деятельность, дальше развиваться без ипотеки не может. И проект соответствующего закона ВР уже приняла в первом чтении.

Мы уже затрагивали вопрос о налогообложении доходов от депозитов. Закон о налоге на доходы физлиц, где прописан этот пункт, ВР приняла во втором чтении. И на третье мы перенесли восемь самых дискуссионных статей. Наша позиция проста: льготы недопустимы, все виды доходов должны облагаться налогом. Но есть реалии нашей жизни. На руках у населения 26 миллиардов гривен. И если мы поставим даже 1% или 0,5% налога на доход от банковского депозита, то любой вкладчик станет объектом налогообложения. К его счетам начнут проявлять интерес налоговые органы. Поэтому мы пока будем настаивать на том, чтобы эти доходы налогом не облагались.

— Но ведь если выводить из-под налогообложения процентные доходы, дивиденды, операции с недвижимостью и так далее, то о каком расширении налоговой базы, равных для всех налогоплательщиков условиях мы говорим?

Сергей Буряк: — Классный вопрос. Тут не надо изобретать велосипед, мы идем в Европу, и нам предложат такие стандарты, которые действуют во всем мире. Стандарты и в питании, и в образовании, и в том числе в налогообложении. Облагают страны ЕС депозиты по ставке 15% — и мы будем облагать. Когда? Скорее всего, с 2011 года. А до этого, на мой взгляд, надо дать стране возможность развить этот рынок. Чтобы гражданин Украины клал свои деньги не в кубышку, а на свой счет в банк, на кредитную карточку. Ведь это ресурс для экономики.

Что касается защиты прав кредиторов, то законопроект «Об обеспечении требований кредиторов и регистрации отягощений» прошел комитетские слушания, через неделю будет вынесен в зал парламента. Но это рамочный документ: для действенной защиты прав кредиторов нужно внести изменения еще в семь законов. Поверьте, это огромный труд — переубеждать некоторых наших коллег. Вот закон об ипотеке: аграрии говорят — дай денег на село! Но аграрии первыми возражали против ипотеки, и мы были вынуждены исключить из этого закона все, что касается пахотных земель. Ну под что теперь деньги давать, если миллиардов 60—80 активов, которые могли бы служить залогом, из оборота исключены?

Василий Случ: — К сожалению, практика невозврата долгов недобросовестными заемщиками стала сегодня самым что ни есть будничным явлением. Возврат кредитов затягивается на годы, банки несут убытки, в результате дорожают кредиты для добросовестных клиентов. Кажется, что все очень просто: есть кредитное соглашение, есть документы на перевод кредитных средств – будь добр, возвращай их в срок! Нет, «мудрые» юристы находят сотни формальных причин, чтобы признать кредитные соглашения недействительными, и судебные разбирательства тянутся до бесконечности.

Особенно страдают те банки, которые занимаются долгосрочным кредитованием (так, более половины кредитного портфеля ОАО «Укрэксимбанк» — долгосрочные кредиты). Ведь за время действия таких кредитных договоров меняются законодательство, экономическая ситуация, собственники – то есть расширяется поле деятельности тех, кто постоянно ищет причину не возвратить кредит...

Тамара Шульженко: — Половина наших заемщиков сегодня — это государственные предприятия, и вдруг — закон о моратории на принудительную реализацию имущества предприятий с государственной долей собственности. Как вы думаете возвращать банку просроченные кредиты госпредприятий, в залоге по которым было имущество? Или не было налога на вклады, а сейчас введут... Такие непродуманные решения, последствия которых не просчитываются, обычно больно бьют по банкам.

Александр Сугоняко: — Надо посмотреть, сколько от этих 5% налога с депозитных доходов выиграет бюджет и сколько — экономика, не получив через банки того притока денег от внутреннего инвестора, на который рассчитывала. В Венгрии в свое время ввели налогообложение вкладов, а затем отказались. Посмотрите на те страны, где подобный налог ввели. В Польше вклады составляют 60% от ВВП, а у нас — 19%. Сегодня мы должны все делать, чтобы вклады населения росли! Нелогично, когда мы ищем источники кредитования, призываем банки снижать кредитные ставки, а сами начинаем ставить такие преграды.

И преграда не просто в пяти процентах. Преграда в доверии, которое было подорвано тем, что вклады украинцев в Сбербанке СССР были переведены в начале 1991 года в Москву. Подорванное доверие нужно восстанавливать, тогда люди не испугаются и пяти, и пятнадцати процентов...

Сергей Буряк: — На любом рынке есть три крупных инвестора: первый — население, второй — пенсионные фонды, третий — страховые компании. Украинское общество сделало уверенный шаг, чтобы задействовать этот ресурс. Для населения — новые правила налогообложения доходов: мы хотим ввести единую ставку 13%, чуть снизить нагрузку на фонд оплаты труда, а также провести амнистию капитала. Если говорить о негосударственных пенсионных фондах, то соответствующий законопроект ВР уже приняла в первом чтении. Имеется также эмбрион страхового рынка — в том же законе о налогообложении доходов физлиц предусмотрено выведение из базы налогообложения значительной суммы, направляемой на страховые накопительные платежи, это как первый шаг в этом направлении.

Сергей Тигипко: — Еще один аргумент в пользу моратория на налогообложение доходов по депозитным вкладам физлиц. Большинство стран Восточной Европы, интегрирующихся в Евросоюз, отказались от такого налогообложения. Я недавно был в Харькове, встречался с банкирами, они говорят: это не проблема, эти 5% сразу же будут учтены в кредитных ставках. Никто не станет говорить вкладчикам, что на 5% уменьшаются их проценты — разговаривать будут с заемщиками.

Что еще плохо? Когда сегодня проверяют банки, ни один из них свою картотеку по физлицам не показывает. Однако если будет введен этот налог, любой проверяющий сможет получить доступ к этим документам. А это уже вопрос банковской тайны.

О доверии к банковской системе

— Люди по-прежнему не очень-то доверяют банкам, особенно если речь идет о долгосрочной перспективе. Что можно предпринять?

Сергей Тигипко: — Стабильная гривня — главное условие того, что население будет доверять банковской системе. Кроме того, стабильная гривня означает стабильные цены. Пока гривня крепка, за счет других мер раскрутить инфляцию очень сложно. И вторая предпосылка к восстановлению доверия — банковская система. Мы над этим активно работаем.

Степан Кубив: — Естественный путь развития финансовой системы страны состоит в том, что рынок поделится на банковскую систему как таковую и небанковские финансовые учреждения. И соединится с таким серьезным спектром услуг, как страховой бизнес. Это позволит решить вопрос прозрачности правил игры.

Сегодня в 10—15 банках, возглавляющих украинский рейтинг, сконцентрирована половина банковского капитала. Для расширения этой группы необходимо доверие внутренних инвесторов. Представляя банк, получивший четыре инвестиции от поляков, от ЕБРР, скажу следующее: один доллар, который пришел извне, позволяет привлечь четыре-пять долларов внутри страны. Доверие растет. Сегодня лишь 17% населения умеет пользоваться банковскими услугами. А остальных мы должны воспитывать, менять их ментальность и расширять наши количественные параметры, спектр услуг.

Нынче в Украине порядка 150 банков, четыре года назад их было двести с лишним. То есть фактор глобализации рынка действует, и для дальнейшего развития системы очень хорошо, что Нацбанк ввел обязательный аудит банков по международным стандартам, который будет выполняться.

Еще один немаловажный фактор — на украинский рынок будут идти банки с иностранным капиталом. Работать они будут, руководствуясь нашей законодательной базой, но по своей методологии. Тут сразу же возникает вопрос — кого мы кредитуем. Те предприятия, которые обычно получают банковские кредиты, официально являются убыточными, ведь такая уловка помогает им минимизировать уплату налогов. По международным стандартам никого из них кредитовать нельзя!

Сергей Буряк: — Хотелось бы акцентировать внимание на создании честного, нормального облика украинского банкира. Загляните на сайт пресс-службы МВД – обязательно прочтете там, что такой-то злодей-банкир в районном отделении такого-то банка украл десять тысяч гривен. Но ведь деньги любят тишину, спокойные, продуманные решения, а большой поток финансов рождает доверие. Без доверия к украинскому банкиру не будет ни банков, ни финансов, ни роста экономики.

Тамара Шульженко: — Проминвестбанк, как и всех наших коллег, очень тревожит общественное мнение, формируемое вокруг банков. Вот сейчас опять пошла волна упоминаний о преступности в банковской среде. И хотя речь идет о правонарушениях наших клиентов, подается это как преступность самих банкиров. Поэтому, что касается общественного мнения, нужно, чтобы пресса поддерживала банки, не раздувала еще не подтвержденные факты.

Александр Деркач: — А мне кажется, что банковской системе уже не нужно посыпать голову пеплом и рассказывать о недоверии со стороны населения. Системные банки, работающие с большой сетью и с большим количеством клиентов, вряд ли сталкиваются с проблемами доверия или недоверия. Нынче граждане доверяют банковской системе в целом, а не конкретному банку «Аваль», Приват или другому. Об этом ярко свидетельствуют цифры прироста вкладов физических лиц за минувший год. В середине прошлого года объем средств на счетах населения впервые сравнялся с остатком на счетах юридических лиц (в целом по Украине). За последнее время ситуация кардинально поменялась, и темп прироста определяется не столько уровнем доверия, сколько разветвленностью сети филиалов и готовностью банковской системы генерировать этот денежный поток.

Если посмотреть на абсолютные показатели, то и по нашим, и по западным нормативам мы уже на сегодняшний день можем удвоить сумму выданных кредитов. Экономика ждет дешевых кредитов, длинных кредитов, но деньги на деревьях не растут, не падают с неба, они имеют цену. По большому счету, за последние четыре-пять лет в банковской системе было сделано много. И она все больше приближается к какому-то «нормальному» состоянию. Гораздо больше возможностей влиять на экономику, чем семь или десять лет назад. Я бы сказал, что сегодня возможности банковской системы в какой-то мере опережают возможности экономики в целом.

Анатолий Шаповалов: — С 1998 года банковская система работает по международным стандартам учета. Банк — это практически прозрачное учреждение, которое имеет ежедневный баланс и, согласно Закону Украины «О банках и банковской деятельности», ежеквартально публикует свои отчеты в открытой прессе. И показатели прироста вкладов в банки, составляющие до 70% в год, говорят, что доверие к банковской системе есть.

Однако представители силовых структур рассказывают, что раз есть преступление, то в нем обязательно замешан банк. Но давайте не будем забывать, что банки работают с чужими деньгами, и если какой-то клиент зарегистрировал фиктивную фирму, то виноват в этом не банк. И наш работник — не следователь, который должен проверять каждую справку, настоящая ли она. Чем меньше будет выступлений, что банкиры — все повально злодеи, тем лучше будет развиваться банковская система. И дай Бог, чтобы у нас ВВП рос такими темпами, какими растут кредитные вложения.

Часто говорят: нужны дешевые кредиты. В Японии, мол, ставка два процента. Так извините, в Японии правительство выкупило у банков все проблемные активы! Не имея проблемных активов, можно выдавать новые под эти два-три процента! Они как раз покрывают расходы банка и затраты на его развитие. Если бы у нас на первом этапе рассчитались по кредитам хотя бы государственные предприятия, — это был бы большой вклад в снижение стоимости кредитных ресурсов.

Хотел бы затронуть еще одну тему. Нам надо думать о Фонде гарантирования вкладов. На сегодня гарантируются 1500 гривен, этого явно мало. Я знаю, что разрабатывался законопроект, согласно которому часть прибыли Нацбанка будет направляться в Фонд гарантирования вкладов. Это нормальная идея, которая позволила бы значительно быстрее нарастить капитал этого фонда. Чтобы гарантировалась хотя бы тысяча долларов — процентов 90 всех вкладов находятся в пределах этой суммы.

Юрий Блащук: — Я благодарен «Зеркалу недели» за этот разговор, вы делаете важное дело, повышаете доверие к банковской системе. На мой взгляд, проблема все-таки в непонимании специфики банковской деятельности руководством государства. Наверное, еще не пришло время для осознания, что банковская система — это главный индикатор и демократии, и всех экономических преобразований в нашей стране. Когда Президент, премьер-министр, любой руководитель будет связывать свои успехи с ростом вкладов населения, вот тогда у нас действительно будет то, о чем мы говорили.

Александр Сугоняко: — У нас в стране существует идеологическая дискредитация банков. Приведу в качестве примера «Кредитбанк (Украина)». Заплатил он более 10 миллионов гривен налога на прибыль, возникло у него после проверки расхождение с начислениями налоговой в два миллиона? Рабочая ситуация. Но глава Львовской областной налоговой администрации уже вынес свой вердикт: сокрытие налогов. Как можно держать деньги в таком банке? Какое он имеет право делать подобные заявления? Тем более что банк отстаивает свою позицию в суде и уже имеет решения в свою пользу.

Дальше. Пресс-служба МВД. Свежее заявление: самая привлекательная сфера для отмывания денег — банки. И цитируют якобы вывод каких-то работников Нацбанка, что банковской системе нельзя доверять. Они пишут, что привлечено к ответственности полтысячи человек, а осужден — один! По всей Украине! И сумма злоупотребления — 50 тысяч гривен. Это же черный PR против собственной банковской системы.

Вспомним «Славянский». Когда тракторист заехал на тракторе в столб, ему дают по физиономии, лишают премии, но никто же не разбирает трактор! Осуди руководство банка, если виновно, но зачем уничтожать банк? Или почему с высоких трибун заявляют, что у нас вообще нет банковской системы? Кто аккумулировал 21 млрд. грн.? Кто дал 40 млрд. кредитов экономике ? Кто реализует зарплатные и пенсионные проекты? Кто обеспечивает расчеты и платежи в народном хозяйстве? Кто обслуживает экспортно-импортные отношения страны?

В рыночной экономике решения по направлению финансовых потоков принимает как раз банковская система, финансовая система, и поэтому эта экономика является эффективной. А раньше все эти решения принимала система бюрократическая. И сегодня ее рафинированные представители очень заинтересованы в том, чтобы сохранить управление финансовыми потоками, пытаются снизить влияние системы банковской, дискредитировать ее.

О стабильности гривни

— У нас немалый сектор экономики работает на экспорт. Стабильность гривни — благо для него или нет?

Сергей Тигипко: — Когда экспортеры просят снизить цену гривни — мол, это позволит получить положительный эффект, я согласен: эффект будет, но лишь кратковременный. Так как внутренние цены быстро «догонят» экспортные. Поэтому мы очень внимательно следим за ценовой ситуацией не только в Украине, но и в странах – главных торговых партнерах. Изучаем динамику реального эффективного обменного курса. Именно этот показатель сигнализирует об изменениях конкурентных позиций украинских товаров на внешних рынках. Так вот, движение реального эффективного обменного курса вполне удовлетворительно. Второй год подряд он девальвирует. А следовательно, растут резервные курсовые и ценовые преимущества украинских производителей. Убежден: стабильная гривня — это необходимое условие для хорошего экспорта.

Еще один момент. Мы должны понять, что как только пройдет девальвация гривни, она «ударит» по карману населения. Ведь цена многих товаров привязана к доллару. Следующий этап — сужение внутреннего рынка. Напомню, прошлогоднее 20-процентное увеличение заработной платы позволило значительно расширить внутренний рынок.

Итак, стабильность гривни — залог экономического здоровья.

Борис Тимонькин: — Действительно, по науке курс влияет на экспорт в нормальных пропорциях в нормальных экономических условиях. Но возьмем 1998 год. Гривня девальвировала на 82%. А экспорт уменьшился на 20%. В 1999-м девальвация на 52%, а экспорт снова уменьшился. 2001 год — гривня ревальвировала на 4,2%, а экспорт возрос. Это примитивное понимание — вот мы девальвируем национальную валюту, и сразу все станет хорошо.

Александр Дубилет: — Еще два слова по вопросу стабильности гривни. Достаточно много зарабатывая на валютообменных операциях, банки, по идее, должны быть заинтересованы в нестабильности национальной валюты. Тем не менее эти изменения курса оказывают серьезное влияние на макроуровне, которое в долгосрочной перспективе очень плохо сказывается на банках. Почему? Потому что, когда наши предприниматели с годовым доходом, скажем, 10 тысяч гривен, начинают вдруг становиться валютными дилерами, постоянно думают, в чем им держать сбережения, — то ли в гривне, то ли в долларе, то ли в евро, ничего хорошего из этого не выходит. Каждый должен заниматься своим делом.

Мне кажется, что на 12-м году открытой экономики так вопрос вообще стоять не должен! Стабильность нашей валюты — это не тема для дискуссий. Если даже банки, у которых основной доход от валютообменных операций, говорят: «Давайте ничего не дергать, а действовать потихонечку, аккуратно», наверное, в этом что-то есть.

О «карточной системе» и «клиенто-ориентированности»

— Пользователи банковских карточек часто жалуются на возникающие у них проблемы. То банкомат «съел» карточку, то произошла многодневная задержка денег при их переводе со старой карточки на новую, хотя, казалось бы, банковские технологии в нашей стране достаточно развиты, чтобы подобная операция выполнялась в режиме реального времени…

Александр Дубилет: — Новые технологии обслуживания физических лиц сегодня достаточно сложны, и карточный бизнес — это очень, очень непросто. Ненадежны телефонные сети, посредством которых осуществляется связь процессингового центра с банкоматами. Поэтому если связь с банкоматом исчезает именно в ту секунду, когда производится ваша транзакция, он вашу карточку «проглатывает», потом нужно делать инкассацию и т.д.

Но речь идет о действительно прогрессивном способе обслуживания физических лиц. Сегодня очень многие студенты не мыслят своей жизни без карточки. Родители многих из них живут в другом городе, и им часто нужно быстро прислать чаду 20—40 гривен. Это так называемые микроплатежи, они должны быть дешевыми. Без карточек эти платежи дешево сделать невозможно: если отправлять 50 гривен традиционным переводом, по старой технологии, то стоимость платежа может оказаться 20 грн., а это неприемлемо.

Банки предпринимают серьезные усилия, чтобы сгладить проблемы несовершенства карточных технологий. Работают огромные колл-центры, принимающие в день до 3—4 тысяч звонков (они, как правило, для клиента бесплатные, на телефонах типа 8—800). Механизм работает, нужно просто знать, как им пользоваться, научиться этому.

Да, культура банковских работников оставляет желать лучшего, и мы должны над этим работать. Но и культура использования счета клиентом на очень-очень низком уровне. Сегодня, когда банкомат «съел» карточку, клиент берет свои 100 долларов, идет и меняет на гривни. Вместо того, чтобы позвонить в колл-центр и спросить: что делать, выручайте. Если банк нормальный, он попытается сделать все от него зависящее, чтобы вы не оказались один на один с этой проблемой.

Юрий Блащук: — Мы должны быть более клиенто-ориентированными. Это очень серьезная проблема, можно специальный «круглый стол» посвятить только этому вопросу. Мы все говорим о высоком качестве услуг, но это еще не то качество. Пока нас еще терпят. Хотя если клиента обслужили плохо, он должен сразу же уйти в другой банк.

Если позволите, я остановлюсь еще на двух моментах. В целом я согласен с тем, что банковский аудит должны делать международные компании. Потому что мы сами в ВАбанке прибегаем к их услугам. Если хочешь привлечь деньги, надо потратиться, но потом они к тебе вернутся — внутренний инвестор вдвое больше внесет. Однако не нужно забывать об отечественных компаниях, которые работают по международным стандартам. Их пять-шесть, а может, и десять, они тоже не стоят на месте, они не хуже нас, здесь сидящих. Почему мы не хотим доверить им аудит?

Если говорить в целом о банковской системе, то, безусловно, мы ее характеризуем как динамично развивающийся сектор. Но здесь есть противоречие: не может быть стабильности там, где есть развитие. Поэтому важно за этой динамикой успевать с менеджментом и с остальными очень важными вещами.

Василий Случ: — Банкам, развивающим новые электронные услуги, приходится вкладывать серьезные инвестиции в развитие компьютерных технологий, чтобы в техническом плане находиться на уровне мировых стандартов. Не скажу, что у нас по этой части нет проблем, однако один из крупнейших мировых банков, нью-йоркский JP Morgan Chase Bank, уже два года признает Укрэксимбанк одним из своих лучших банков-корреспондентов по качеству расчетов в долларах США (99% объема платежей осуществлялось без дополнительной обработки, то есть без ошибок).

Однако если говорить о других показателях, скажем, уровне привлечения депозитов или объеме кредитных вложений на душу населения... Увы, до зарубежных коллег нам очень далеко.

Александр Сугоняко: — Мы хотим выдавать больше кредитов, но кому? Половина предприятий убыточны. Надо увеличить количество кредитоспособных предприятий в Украине. Банковский сектор очень заинтересован в том, чтобы большее количество предприятий переходило из «тени» на «свет». Ведь если темпы роста объема кредитов не будут превышать темпов снижения кредитной ставки, возникнут проблемы с прибыльностью банков при прочих равных условиях.

С другой стороны, объемы кредитования растут очень быстро, и появляется масса проблем, связанных с отслеживанием рисков, которые возникают в работе банков. То есть речь идет об уровне менеджмента в новой системе управления банковскими рисками, снижения расходов.

Борис Тимонькин: — Мы бесспорно столкнемся — уже в этом или в следующем году — с рядом серьезных проблем. Когда начинается массовое кредитование, снижается уровень полномочий по принятию решений. У нас сегодня инспектор может выдать полторы тысячи гривен кредита за 30 минут, и уже зафиксированы случаи серийного мошенничества, когда «клиент» ходит по филиалам нашего банка, дальше идет в «Аваль», а перед этим уже был в Привате. И мы ловим его благодаря внутренней базе ненадежных заемщиков. Возникает тема кредитного бюро по юрлицам и кредитного бюро по населению. Она суперактуальна. Просто надо делать, и делать быстро.

Еще один вопрос, который, безусловно, будет затронут в ходе парламентских слушаний: что банки дают бюджету? Сколько раз уже заявлялось, что банки платят мало налога на прибыль. Я приведу конкретные цифры. Укрсоцбанк, 2002 год, в бюджет уплачено 10,6 млн. грн. налога на прибыль. Вроде немного. Всего выплат, включая подоходный налог с зарплаты наших работников, отчисления в социальные фонды, — 98 млн. гривен.

Брутто банк заработал 468 млн. гривен, т.е. заплачено 22% с оборота. Грубо говоря, 22 копейки с каждой заработанной гривни в разной форме отдал государству. Тут как бы уже не до налога на прибыль, потому что действительно очень много.

В подобную ситуацию попадает любой сетевой банк — потому что большой, до 10 тысяч человек, персонал, достаточно высокие легально выплачиваемые зарплаты, большая филиальная сеть, т.е. плата за землю, местные налоги… Получается, что мы акционеру заработали 30 млн. гривен, а государству — 98. Возникает вопрос — какой у нас банк, частный или государственный? Судя по приведенным мной цифрам, скорее второе.

О приходе в Украину иностранных банков

— Не боятся ли присутствующие прихода на наш рынок иностранных банков? Удастся ли составить им конкуренцию?

Александр Дубилет: — Кто-то из древних сказал: все — яд, все — лекарство. Важны пропорции. Если иностранные банки начнут приходить в Украину в большом количестве, то Нацбанк будет вводить какие-то ограничения. Потому что это уже будет потеря финансового суверенитета. Если нет очереди из зарубежных финансовых институтов, желающих сюда зайти, — это тоже о чем-то говорит. Нет такого, чтобы кому-то из иностранных инвесторов запрещали вкладывать деньги. Но пока не видно очереди желающих вложить в нашу страну сотни миллионов долларов. Ведь у нас очень непростой рынок. А нам на нем приходится работать…

Александр Деркач: — В Польше первую десятку рейтинга возглавляет банк государственный — их Сбербанк, остальные девять — иностранные (в смысле, принадлежат иностранцам, хотя являются резидентами). Скажу крамольную мысль: две трети сидящих за этим столом будут рады, если их купит хороший иностранный банк за хорошие деньги (все смеются). Более того, первым повезет больше всех.

Юрий Блащук: — Нам как раз повезло — к нам пришел западный инвестор до кризиса, в 1998 году куплены 24% акций. После этого у нас были разговоры с очень солидными компаниями. Все они высказывают огромную заинтересованность в покупке части какого-либо из наших банков. И именно внутренняя ситуация в государстве является препятствием для реализации этих планов. Это я могу сказать ответственно. Могу назвать всемирно известные институты, которые желают сюда зайти, но некоторые обстоятельства их останавливают.

Действительно, очереди инвесторов нет, и в этом году ее не будет. А те решения, которые мы должны принять для вступления в ВТО, то есть дать возможность открыть в Украине филиалы западных банков, парламент, безусловно, примет. И нам нисколечки не следует опасаться того, что через эти филиалы зайдут огромные деньги и отечественные банки окажутся вытесненными из разных секторов экономики. Почему? У нашей страны низкий рейтинг, и банки из благополучных стран не будут открывать здесь свои филиалы. Ведь против всех активов им придется сделать стопроцентное резервирование.

А что касается постановки вопроса в принципе, то я согласен с коллегами: приход иностранных банков — это действительно лекарство, это заставляет нас заниматься менеджментом, основной проблемой наших банков.

Сергей Тигипко: — Сегодня в Украине работают шесть банков со стопроцентным иностранным капиталом и каких-то чрезвычайных результатов они не демонстрируют — крепкие середнячки.

Естественно, что их рост также сдерживается высокими рисками — политическими, экономическими, юридическими. К сожалению, наше законодательство еще не совершенно. Еще ждут своего решения вопросы обеспечения верховенства права, защиты прав кредитора… Понятно, что этот список легко продолжить.

Изменится ли ситуация в будущем? Безусловно, так как через два года изменится ситуация политическая, и это повлечет за собой определенные экономические изменения. Именно они сделают интересным и прибыльным рынок самой крупной восточноевропейской страны, какой является Украина.

К вопросу открытия филиала иностранного банка. Наши подходы просты и прозрачны. Требуем соблюдать украинские правила формирования уставных капиталов. Сейчас это пять миллионов евро. Я — сторонник абсолютно равных условий работы для всех банков. То есть абсолютно равные здоровые конкурентные подходы.

На мой взгляд, если будет приходить больше иностранных банков — это нам только на пользу. Они будут вносить в банковскую систему новые стандарты, в страну придут новые инвестиции. Население должно реагировать спокойно — не будет никакого обвала. Национальный же банк будет очень внимательно следить за постепенностью и взвешенностью изменений.

Пошук
НОВИНИ