Все тільки починається

Своя рубашка

Цивилизованный мир понемногу отходит от финансово-экономического кризиса, который бушевал несколько последних лет на всех без исключения глобальных рынках. А вот выход Украины из крутого пике затягивается. Почему?
Причин достаточно, но многие из них следует искать прежде всего в умах бизнесменов и чиновников. Первые в погоне за сверхприбылью зачастую демонстрируют неоправданный эгоизм и нежелание пожертвовать малым ради достижения большего. Последние — вместо решения важных государственных задач ищут пути для личного обогащения во вред национальным интересам.
Отчасти именно по этим двум причинам украинская банковская система за несколько последних лет потеряла свой суверенитет в угоду иностранным инвесторам. При этом государство не смогло (или не захотело?) защитить украинские банки и граждан от рисков, вызванных открытием границ для иностранного капитала. Последствием такого бездействия и стал глубокий кризис, отголоски которого до сих пор ощущают большинство украинцев и отечественных компаний.
Разбираться в истинных причинах и последствиях финансово-экономического коллапса, а также формулировать рекомендации для власти по недопущению повторения пережитого «2000» будет вместе со своим партнером — Ассоциацией украинских банков, возглавляемой президентом Александром Сугоняко*. Также в последующих публикациях эксперты этой влиятельной организации будут помогать предпринимателям, финансистам, инвесторам и рядовым потребителям банковских услуг отвечать на наиболее острые вопросы, связанные не только с деятельностью банков, но и с эффективным использованием денежных средств — как гражданами, так и компаниями. На страницах «2000» можно будет получить исчерпывающие консультации профессиональных банкиров и вместе с представителями Ассоциации украинских банков принять участие в обсуждении всех злободневных финансовых тем.
___________________________________________________
* При написании материала использовалась Аналитическая записка «Уроки банковского кризиса 2008—2009 гг. и пути стратегической трансформации банковской отрасли Украины». Ее подготовил коллектив авторов под руководством президента АУБ Александра Сугоняко, полный текст читайте на сайте АУБ.
До...
Отечественная банковская система, начав зарождаться в перестроечные 1980-е, прошла несколько этапов развития. Перечислять и анализировать все — не моя задача. Хочу остановиться на предпоследнем переломе (последним будем считать финансовый кризис 2007—2009 гг.), а именно — на 2005-м, когда на президентских выборах победил Виктор Ющенко. Однако чтобы понять значимость политических пертурбаций 2004—2005 гг. для банковской системы углубимся в период несколькими годами раньше и увидим, чем были банки для экономики до того, как в Украине прошли «первые демократические выборы».
Общая экономическая картина с 2001-го по 2004 г. выглядит как одна из наиболее успешных страниц ее истории. Так, за этот период количество убыточных предприятий сократилось до 34%, индекс реальной заработной платы рос на 13—20% в год. Валютные резервы Нацбанка демонстрировали рекордные показатели и составляли почти 12 недель импорта. Инфляция же не достигала опасных рубежей и в целом содействовала росту экономики (при нынешней денежно-кредитной системе инфляция — неизбежный индикатор и фактор экономического роста): в среднем не более 7—8% в год. Причем в 2002-м впервые в истории независимой Украины фиксируется дефляция — цены снижаются. Сальдо текущего счета платежного баланса было позитивным и составляло до 11% ВВП. Экспорт товаров и услуг почти на 5 млрд. долл. превышал импорт.
Именно превышение экспорта над импортом выступало надежным фундаментом стабильности гривни. Особенно хочется отметить 2004 г., когда прирост ВВП страны составил 12%, причем он был обеспечен прежде всего наращиванием промышленного производства (на 13%) и сельского хозяйства (на 20%).
Рост реального сектора экономики не мог не отразиться на состоянии банковской системы. Под воздействием этих макроэкономических процессов в стране появляются комплексные банковские продукты — депозиты и кредиты, которые ранее не имели системного характера. А в результате сокращения инфляции на фоне стабильной национальной валюты (а сочетание этих факторов — залог доверия населения к банкам) банки получили возможность на системном уровне аккумулировать свободные денежные средства граждан и компаний и обеспечивать рост реального сектора экономики через кредитование товаропроизводителей.
Таким образом, банки начали исполнять важную социальную функцию — трансформирующую: общественные сбережения аккумулировались и направлялись на кредитование экономики. Благодаря этому удалось достичь эффекта макроэкономической конвергенции (накопленные в обществе средства не направлялись на потребительский рынок, но шли в банковскую систему и опосредованно через кредиты — в реальный сектор экономики). Как следствие — постепенное снижение индекса инфляции и динамический рост ВВП.
Ключевым вызовом для банковской системы уже в начале 2000-х стала необходимость резкого наращивания капитализации системы. Иначе банковский капитал был бы неадекватен стремительно растущим активам, кредитование реального сектора оказалось бы под угрозой срыва. Проведенные в АУБ исследования показали четкую взаимосвязь между объемом выданных банками кредитов и темпами роста ВВП страны. Поддержка динамики ВВП через обеспечение необходимого объема кредитования могла быть реализована исключительно через увеличение системного капитала банков.
 
В этот период, по мнению экспертов АУБ, банковская система во главе с НБУ полностью выполнила поставленные перед нею задачи — и капитализацию провели, как надо, и необходимые темпы кредитования поддержали.
...и после
Именно в 2005 г. начинается безвозвратный процесс поглощения украинских банков иностранными финансовыми группами, преимущественно западного происхождения. Причем рынок насыщается иностранным капиталом не только путем сделок формата M&A (Mergers and acquisitions, что в переводе с английского означает «слияния и поглощения») — система растет вширь за счет новых иностранных игроков. В результате — за каких-то пять лет Украина «потеряла» ряд крупнейших финучреждений, а в целом иностранцы получили контроль практически над половиной всех денег, вращающихся в банковской сфере.
 
Связывать этот процесс с изменением ветров на политическом олимпе Украины или нет — дело ваше. Однако факты говорят сами за себя. Именно со сменой власти после известных событий 2004—2005 гг. в Украине начинается передел банковского сектора. Многие эксперты считают, что этого не могло произойти без непосредственной поддержки Виктора Ющенко, якобы проникшегося обещаниями иностранных коллег-банкиров поднять украинскую экономику. Впрочем, нельзя недооценивать и сугубо человеческий фактор. Ведь новые лицензии и визы, одобряющие поглощения, вполне могли получаться инвесторами в обмен на определенную мотивацию чиновников. Так или иначе, но иностранцы своего добились именно с избранием «помаранчевого» главы государства. Кто следил за информационным пространством в 2005—2006 гг., помнит, как много было сказано об иностранных кредитах и кредиторах. Последние зачастую (причем не в последнюю очередь своими же, украинскими экспертами) представлялись благодетелями, которые пришли в Украину с единой целью — дать экономике свежую кровь, которой, как известно, являются деньги. Причем дать много, сразу и под низкие проценты.
Кровь пошла. Однако это была так называемая «плохая кровь». Да простят меня экономисты, но иначе назвать последствия избыточной ликвидности на западных рынках капитала не могу. Что делали с прихворавшим пациентом врачи на протяжении столетий? Правильно — пускали ему кровь. Считалось, что крови много, и лишнюю можно и нужно выпустить. Такими же были избыточные финансовые ресурсы у крупнейших мировых банковских групп, которые пришли в Украину после политического перелома в 2004—2005 гг.
Главным (если не единственным) отличием денег, полученных Украиной в эпоху бурно растущих рынков и цен, от «плохой крови» было то, что ее, кровь, никто бы никогда не додумался вливать обратно в лечащийся организм. Деньги же в Украину пришли взаймы или в обмен на права собственности. Оба варианта подразумевают один сценарий — заработанные инвесторами средства покидают страну (в виде возврата ссуд и процентов или в виде дивидендов).
Чтобы осознать глубину долговой ямы, в которую рухнула банковская система Украины, взгляните на график 2. Любопытно, что и в кризисный период отечественные банки наращивали долги перед внешними кредиторами.
 
Миражи-миражи
Иностранный капитал пришел под отвлекающие разговоры о целесообразности привлечения в экономику дешевых иностранных ресурсов. Это, по мнению экспертов АУБ, был первый миф. С этим трудно спорить. Ведь по факту стремительное наращивание иностранного капитала в структуре банковской системы не привело ни к удешевлению кредитных ресурсов для реального сектора экономики, ни к привлечению прямых инвестиций в приоритетные отрасли экономики. Наоборот, происходила опасная концентрация спекулятивного капитала в виде коротко- и среднесрочных валютных кредитов на нескольких рынках: недвижимости, земли, автомобильном и потребительском. В свою очередь это привело к стремительному росту цен на товары этих рынков, а также к деформации торгового баланса, дефицит которого на конец 2008 г. составил почти 15 млрд. долл.
Усилилась критическая для экономики Украины тенденция — промышленное производство все дальше уступало потреблению (причем в долг) во влиянии на ВВП страны. Если в 2004 г. удельный вес конечных потребительских затрат в ВВП составил 71%, то в 2009 г. — 84,6%. Яркое подтверждение — результаты анализа предкризисного периода экономики в 2007 г.
В соответствии с заявлениями тогдашней власти, основу развития страны в этот период составляли рекордные объемы прямых иностранных инвестиций, которые в 2007 г. достигли почти 10 млрд. долл. (вспомните, редкий выпуск ТВ-новостей проходил без отчета о том, как много денег пришло в Украину благодаря стараниям правительства под чутким руководством Той-которая-работала). Однако при этом более трети всех прямых иностранных инвестиций (35%) было направлено в финансовый сектор экономики, откуда они попали преимущественно в систему розничного кредитования населения. Что покупалось на эти кредиты? Прежде всего товары иностранного производства — автомобили, бытовая техника и прочий ширпотреб.
Таким образом, получив деньги из-за границы в виде прямых инвестиций или кредитов, Украина за эти же деньги накупила иностранных товаров, т. е. поддержала иностранного производителя. Причем никаких существенных ограничений импорта, как и притока иностранного капитала, власти не предпринимали.
Кризис в головах
Люди опытные уже в 2006 г. начали прогнозировать, что в обществе зреют и вскоре произойдут нехорошие потрясения. Чтобы понять это, не нужно быть Нострадамусом или Вангой (да простят нам души усопших за упоминание всуе). И в банковской среде, и среди населения распространилась кредитная лихорадка. А где лихорадит — там жди обострения.
Так как границы государства открылись для иностранного капитала, а украинские рынки ввиду своей недоразвитости показывали нереальные для Европы или Америки прибыли (рентабельность многих наших предприятий с учетом теневого оборота до сих пор в разы, а иногда и на порядки выше, чем у заграничных конкурентов), отечественная банковская система превратилась в лакомый кусок для иностранных инвесторов. Уровень иноземного капитала в национальной банковской системе быстро достиг почти 40%. Размышления о том, какой банк и когда будет продан на Запад или в Россию, были для финансового бомонда в 2005— 2007 гг. настолько же привычны, как разговоры о погоде для жителей туманного Альбиона. В итоге в Украине сформировался класс владельцев банков, которые подменили собственно банковский бизнес маркетинговыми стратегиями продажи своих учреждений «за бугор». Справедливости ради отмечу, что это происходило не только из-за того, что на Родине власти создавали барьеры для развития банковского бизнеса. В узких кругах известны факты безграничной жадности владельцев украинских банков, которая и подталкивала их к продаже своих детищ (например, один из них пытался продать довольно крупный банк западным инвесторам с коэффициентом 1*10. То есть, покупатель должен был заплатить сумму, равную 10 уставным капиталам банка. Разумеется, «найти дурачка» на такую сделку ему не удалось). Фактически «за ненадобностью» игнорировался элементарный риск-менеджмент — значительные кредитные портфели, филиальные сети многих банков формировались без надлежащего обоснования, а также гарантий надежности и окупаемости. Как станет заметно позже, именно желание банкиров «продаться подороже» сыграло с ними злую шутку в то время, когда каждая копейка на счету стала цениться дороже двух гривен долга.
Разруха пришла и в головы потребителей. На фоне кредитного ажиотажа, кажущейся доступности долговых средств создается иллюзорная видимость повышения уровня жизни. Активными рекламными кампаниями банки и небанковские кредитные учреждения навязывают потребителям свои услуги, разогревают их аппетиты. Результатом становится высокая (неадекватная как уровню, так и росту доходов) кредитная активность граждан. Прозрение наступит позже. И больно ударит по карманам. Особенно достанется тем, кто в погоне за иллюзией богатства брал кредиты в валюте.
(О причинах и последствиях долларизации украинской экономики, а также о роли банков в кризисе и выходе из него читайте в следующих номерах «2000»)
Владимир БОЙКО
Газета «2000», №8 (547) 25 февраля - 3 марта 2011 г.
http://2000.net.ua/2000/derzhava/resursy/71960

Курс валют на портале Finance.ua

 

Курси дорогоцінних металів: курс золота, срібла, платини і паладію